Выбор проповедника

Ваше мнение

Поручились бы вы за кого-то по банковскому кредиту?


Сергей Гаврилов - Выбор спутника жизни
 17-03-2012, 15:48  Проповедник: Сергей Гаврилов  Просмотров: 10 140

Выбор спутника жизни - это скорее молодежная тема. В этой теме Сергей Гаврилов учит молодых людей, как нужно выбирать себе спутника жизни. На что следует обращать внимание и к чему готовиться, чтобы ваша семья была благословенной.


Неужели вы не могли один час пободрствовать со Мной? Я столько для вас делал, Я за вас жизнь отдал, Я за ваши грехи проклятием стал, я Вам жизнь вечную подарил. Я каждый день как ходатай стою перед Отцом, 24 часа в сутки, молясь за тебя. Неужели ты целый час не мог пободрствовать со Мной?

И вот, этот стих, который я читал много раз, теперь я понял, что это Бог говорит мне: «неужели, всего один час…». И вы знаете, я с того дня решил, что не будет в моей жизни больше такого дня, чтобы я минимум час не посвятил Ему – просто не будет такого дня в моей жизни. Час – это программа минимум. И мое желание, чтобы это однажды Господь сказал и в ваши сердца.

Мы вчера разговаривали с братом и сестрой на счет десятины – такой щекотливый вопрос. И прозвучал такой момент: а может, это говорится о духовной десятине, а не только о материальной? Я говорю: хорошо, а как у вас с духовной десятиной? И они спрашивают: а что вы имеете в виду? Я объясняю: сколько часов в сутки? – 24. Ну, пускай, 8-9 спим – остаются 15. Делим на 10 – полтора часа. Полтора часа в день – твоя десятина Богу в Молитве. Отдаешь ты десятину? – Нет. Читаем Малахию: Вы проклятый народ, потому что обкрадывайте Меня. Чем? Десятиною и приношениями. Это, если говорить о духовной десятине – вообще страшно становится, да?

Я собрался вам здесь не жути гнать, не пугать, а просто маленько мотивировать, чтобы мы пересмотрели нашу жизнь.

Мы сегодня будем говорить о любви, вы молодежь. Ну вот, представь, твой друг или твоя подруга, вы встречаетесь раз в месяц, три минуты поговорили: «ты мне веришь, что я все еще тебя люблю? – Да. – У меня дела». И так продолжается постоянно. Встречаетесь очень редко, и то, на короткое время. Кого устроят такие отношения? Я думаю – никого. Более того, возникнет вопрос: а действительно ли он меня любит, или это просто слова? Но, увы, часто, с Богом общение вот такое в молитве. Иногда и очень кратко. И пытаемся убедить, что это любовь. Не возникнет однажды у Него вопроса: а действительно ли это любовь, или просто набор слов? Пусть Господь благословит нас, все-таки посмотреть другими глазами на это слово «молитва».

Для тех, с кем я еще не знаком, хочу сказать: меня зовут Сергей Гаврилов, я сам с Таджикистана, со столицы, города Душанбе, здесь, у вас в Молдове учусь в теолого-педагогическом колледже. Первый год, слава богу, уже закончили, остались только экзамены и все, и мы едем на каникулы домой. Покаялся я в тюрьме, прошлое мое было страшное – оно все прошло в наркотиках и за решеткой. Но, опять же, там за решеткой, не было бы счастья, да несчастье помогло. Там, за решеткой Господь нашел меня, и там же за решеткой я начал Господу служить, поэтому, когда я освободился, я был, по идее, готовый служитель. 6 лет на свободе, 6 лет в служении, тюремное служение, тружусь в лепрозории с прокаженными, кроме этого тружусь с наркозависимыми людьми. Кроме этого по подвалам собираем бомжей и, кроме этого, посещаем все церкви, которые есть на территории Таджикистана (у нас их немного, всего 15). Жизнь бурлит, выходной день у нас одно служение – это выходной день, а так, в обычный день служения три.

Я никогда не забуду, когда в первый раз в тюрьме стал проповедовать. Я уже где-то год сидел в молитвенной комнате в колонии, читал Библию, молился, читал, молился… люди приходили, спрашивали, отвечал, но сам выходить к ним на встречу я не считал нужным, потому что было неудобно. Сидели люди, которые всю жизнь со мной наркоманили, всю жизнь со мной сидели, и, когда я начинал говорить, они просто улыбались и говорили: слышь, ну прекращай, блажь на тебя напала, поиграешь, выйдем, будешь жить, как жили, несерьезно это все. А Дух Божий меня побуждал начинать говорить Слово Божье. Я думаю, ну, раз нужно… мне прямо два раза Господь сказал: встань, иди, говори. Я поборол это – полгода прошло. Через полгода Господь мне снова явно, голосом громким… мне показалось, это был гром – посмотрел вокруг, никто ничего не слышал. Господь сказал: встань, иди. Я должен был пойти на нейтральную территорию.

А у нас в колонии, там, за колонией была еще одна большая территория –это была центральная больница, и со всего Таджикистана больных людей свозили туда. Я выучил наизусть 22 псалом, Господь – Пастырь мой. Я знаю, на зэка действует, когда наизусть, когда это четко. Я выучил, зашел и думаю, в какую пойти палату, ну, как это «по-христиански», «Господь показал» куда и захожу.

Открыл глаза, сижу в середине палаты и вижу 16 человек. 15 таджиков и 1 грузин – ни одного европейца. Думаю: вот попал. Вот как им говорить об Иисусе, когда мусульмане категорически… они Его как пророка уважают, но не больше. Начинаешь говорить больше – они встречают в штыки, они говорят, что вы идолослужители, вы Богу приписываете еще кого-то. Думаю: как говорить? Ну, раз зашел – надо уже. И я взял 22 псалом, стал его цитировать, потом это связал с Иоанна 10 главой, помните, где Пастырь, овцы, и стал говорить, как прекрасно быть овцой в стаде Христовом. И как-то, понимаете, я забылся, с кем имею общение. Это же зэки! А для зэка, слово «овца» - это человек «принеси, подай, иди отсюда, не мешай». Ну, шестерка, беспантовенький такой. И тут, вдруг я, человек, которого люди знали три срока, знали с хорошей позиции, вдруг заявляю во всеуслышание, что я овца.

Такая возникла пауза, и вдруг, с задней нары, Зураб, был такой грузин, уважаемый грузин, как говорят, без пяти минут вор в законе, он сел в 17 лет на три года, ему было уже 38 – он еще ни разу не освобождался, можете себе представить. Он прямо в тюрьме раскручивался. То, кого-то подрежет, то кого-то ударит – вот так вот у него жизнь шла. И он говорит: я не понял, ты чего, овца что ли? И такой взрыв смеха. И я растерялся, честно говоря. У меня и Библия из рук упала, все смеются, я красный стою и думаю: поднять Библию и убежать. Потом думаю: ну, стыдно как-то, первый бой и… а потом вспомнил слова Иисуса. Было такие слова, что в трудные моменты не беспокойтесь, о чем говорить. Дух Отца Моего, Он Сам вас защитит. И я поднимаю дрожащими руками Библию и молюсь: Господь, ну что-нибудь, что-нибудь… я был в прострации, такое состояние бессознательное, и мой взгляд упал просто на Евангелие от Матфея и я, ничего не понимая, стал читать 25 главу. Вот просто, куда попал там и читаю. И читаю вслух.

Там были такие слова: когда же придет Сын Человеческий во славе своей и все святые ангелы с Ним, тогда, как Пастух, соберет все народы в одно стадо и разделит одних от других, как пастырь разделяет овец от козлов. Я говорю: братья – внимание сюда – оказывается, весь мир делится на две части: есть овцы, есть козлы. Я овца – кто вы? Представляешь, а для зэка слово «козел» значит страшное слово. Теперь, куда деваться ребятам? Только что ржали над овцой и теперь, как говорит Якубович, рекламная пауза возникла. И во время этой паузы Зураб покраснел и пулей выскочил. Я понял, что все-таки Господь благословил это служение, что-то у меня получится.

Но дальше, хочу сказать, однажды Зураб говорит: слышь, святой отец… (ну в зоне так, там поп, святой отец, батюшка, иногда вообще отец-поп, ну, по-разному называли) – расскажи про своего Пастуха. Знаете, просто мы стали с ним беседовать. Говорили один раз, второй раз, потом получилось так, что Зурабу во время переливания крови занесли инфекцию, и у него было заражение крови. И через два месяца он умирал, но он умирал покаявшимся. До этого он уже месяц рассказывал всем, какой прекрасный Пастырь Христос, и как великолепно быть овцой в его стаде. Когда он умирал, мы сидели вместе, я держал его за руку, мы молились, пели гимны, и он говорит: братан, я иду к Отцу, я иду в свое стадо, я счастливый человек. Это была первая спасенная душа через благовестие, которое мне подарил Господь.






Статистика сайта и счетчики